Не быть магом.

Личный кабинет - Регистрация - Концепция - Описание сервера - Подключение - Скачать клиент - Руководства - Гайды по серверу -

Лиана

Well-known member
9 Май 2018
547
595
93
26
Сибирь
dagona.my1.ru
#2
Завалюева Е.Н.

Не быть магом.

Глава 1. Он не мог быть.



Моё имя Леан. Ничем не примечательный молодой житель старинного, забытого Богами городка Миролин, что уже несколько веков доживает своё на просторах одного из величественных государств – Ирима.

Величественным его делали, конечно же, бесчисленные, бесконечные, кровавые и не очень, войны. Нашу армию знали во всём мире и боялись даже произносить о ней вслух, ведь разведка это одна из наших самых сильных сторон.

О войне я знал всё. Знал наизусть всех полководцев и генералов за последнее тысячелетие. Помнил даты и места их знаменитых подвигов, послуживших на благо государства и принёсшие в казну несколько десятков лишних мешков золота. Лишних, кстати, по той простой причине, что они и правда, были лишними. Наша и без того богатая страна, я уверен, совершенно не нуждалась в этом золоте, а значит и война, ради которой всё было затеяно, была не нужна.

А теперь вопрос на кошелёк золотых! Зачем воевать ради золота, которое тебе не нужно?

Можно переиначить – ради власти, земель, ресурсов. Спорить можно вечно и дискуссии вести наиприятнейшие, вот только ответ прост и очевиден. Все привыкли.

Страна вечно воюет. Что молодые, между прочим, такие же, как я, мужчины, как только могли удержать в руках меч шли куда? На войну. И не потому, что наш король такой ужасный, забирается всех мужей, сыновей и братьев на смерть. Все идут сами. Люди настолько привыкли, что пойти и умереть за королевство хотел чуть ли не каждый. Об этом мечтали мальчишки, которые ещё по ночам до горшка не добегали, но уже на войну! Прям с горшком, чтоб далеко бегать не приходилось.

Вы можете себе представить вдов не скорбящими? Не можете, уверен. И уверен по одной простой причине, я лично доставлял каждой из нашего городка письмо с горестными известиями о смерти их мужей.

Работая в архиве при самой большой библиотеки королевства, в мои обязанности входило записывать имена и даты смертей погибших. Не самое приятное занятие скажу я вам. Ночами я сидел в пустом от других людей помещении с высокими потолками в пять метров. Пыльные стеллажи поднимались как скалы пытаясь, перерасти здание. Я укладывал толстые книги, сшитые из пожелтевшей бумаги, на корочках которых писал название очередной войны. «Битва за чёрный пролив», «Захват Зеркальных скал», «Уничтожение серых гоблинов». На первый взгляд можно решить, что за причудливыми названиями скрывается наверняка интересная история, но открыв одну из книг, вы увидите лишь имена, идущие друг за другом строем, как и при жизни, шли их обладатели.

Я поднялся по скрипящей лестнице, уложив на полку последний оконченный экземпляр о битве золотых коней. Всегда хотелось узнать, кто придумывает битвам названия? Народ, солдаты или напыщенные короли? Кто бы это ни был, скромности и фантазии ему не занимать.

Свет в помещение архива не поступал, архимаг приказал закрасить все окна, дабы чернила на его ценных книгах не выцветали. Поэтому со мной всегда был мой «ручной» канделябр, с семью свечами уставленные по кругу. Делал на заказ, когда заметил сильное снижение зрения, после многочасовых сидений почти в темноте за этими дурацкими списками. Свечи делал сам. Местная старушка-травница поделилась секретом, как раз когда я к ней забегал за микстурой для зрения, что при добавлении в воск толчённой серебристой травы, свет становится заметнее ярче и благоприятно влияет за глаза. Был очень рад её совету, но ни капли не рад был узнать, где именно растёт эта серебристая трава. Она появляется в полнолуние и собирает в себя лунный свет, мало того, что найти её можно не так часто, так она ещё и растёт там, куда лучи падают под определённым градусом. Я несколько месяцев потратил, пытаясь их отыскать. Труд и ожидания оправдали себя. Теперь я довольный ходил на свою непростую службу и чёрный архивный уголок.

Занесло меня сюда три года назад. В прекраснейший день своего совершеннолетия! Если не видно сарказм, произнесу ещё раз. В самый, чтоб его, прекраснейший день своего совершеннолетия я стоял у входа в огромную бежевую палатку. В очереди с такими же молодыми, крепкими юношами, каким был сам. Все мы желали записаться в новобранцы, к прибившему в наш город генералу Себастьяну. Замечу, бывшему генералу, сейчас как раз об этом. Вот я стою в километровой очереди, по счёту примерно сотый, палатку генерала вижу слегка, уже предвкушаю свой первый бой, первую кровь, убийства, подвиги, славу, горы золота и девушек естественно, как вдруг, в небе засветился огромный шар. Первая мысль была о комете или метеорите, это «нечто» летело с севера мимо нас. Никто тогда и не подумал испугаться, а многие и не успели. Шар резко сменил свою траекторию и направился на нас. На всех нас, ещё юных парней, даже не успевших вступить в армию. Огненный камень вырос в размерах и за несколько секунд добрался до цели, а именно - палатки нашего генерала.

Я был далеко, так мне казалось, пока я стоял в очереди, но в момент падения громадного огненного снаряда, я понял, что оказался слишком близко. Выжил я чудом. До сих пор не понимаю каким. Всё что мне тогда досталось, это обожжённая правая рука, которой я прикрыл голову. Мне досталась жизнь, другим ничего. Выжженное поле с изуродованными трупами до сих пор сниться мне в кошмарах. Я выжил, один из всех.

И что говорить о том, как ко мне стали относиться все жители города? Уж точно ни как к самому удачливому. Меня обзывали, закидывали гнилыми овощами, многим попадались под руку палки или камни. После всего этого только одно место я нашёл для себя, старая, пустая библиотека, с её бесконечными коридорами и эхом от стука каблука.

Именно после того случая меня заставили записывать имена погибших. Это было наказание написать имя каждого, кто не выжил рядом со мной. Клянусь, я плакал, когда выводил буквы густыми чернилами, что расплывались, натыкаясь на капли моих слёз. Тысяча имён в книге под названием «Он не мог быть». Завуалировали красиво, ничего не скажешь. После неё моё наказание было снято, но я продолжил работу здесь. Мне так понравилось это уединение, понравились тихие книги, что при желании могли кричать со страниц неровными, выцветшими буквами.

Я узнал здесь очень много. Мой неокрепший ум нашёл себе путь и следовал ему, впитывая в себя опыт и знания тысячелетий. Я бродил по залам и с аппетитом разглядывал книги. Любые, обо всём и обо всех.

Только один зал был мне неподвластен. Проходя мимо его дверей, я останавливался и думал. Вернее, по моему лицу можно было решить, что я думаю, но на самом деле в голове было пусто. Просто потому, что я не мог прочесть ни одну из этих. Таким как я даже прикасаться к ним, было запрещено. Не магам.

Не зря я так напористо игнорирую упоминания о них, кто кроме мага мог бы запустить в соседнее королевство огненный шар? Именно поэтому и игнорирую. Всем сердцем не выношу даже их вида. Вычурные, надменные, наглые и самое главное, опасные!

Ребёнок, рождённый с даром волшебства, в свои пять может спокойно спалить целый дом, затопить улицу, устроить землетрясение. Что тогда можно сказать о взрослых типах этой, не помоюсь этого слова, секты?

В стране именно они занимают большую часть ударных войск. Ну как большую, не по числу голов, конечно, а уровню силы.

Например, один маг-ученик приравнивается к пяти тысячам мечников-новобранцев. Соответственно, на целую армию, вполне хватает пяти - десяти магов, в зависимости от ранга и специальности, которых у них большое множество. При таких возможностях я упорно не хочу понимать, зачем тогда нужна кучка обычных людей с палками и наточенными железками. Отвлекать противника пока маг произносит заклинание? Вполне вероятно, вот только мы ни одни воюем с волшебниками в рядах. Почти у каждой армии мира они есть. В итоге получается, что пока маг, скажем, на нашей стороне произносить длинные, непонятные слова, маг противника его уже произнёс. Но чтобы нашего мага ничего не отвлекало, в бой идут и принимают на себя удар вражеского волшебника обычные, безоружные против магии, люди и гибнут сотнями. И всего три года назад я сам обдуманно на это шёл.

Вот как меняет людей страх смерти и чужой опыт. Недавно я набрался смелости и явился к архимагу лично. Я привёз на небольшой телеге стопки книг о прошедших битвах и в каждой (в каждой!) люди гибли, даже не повоевав. Я предложил создать небольшие отряды, которые бы состояли только из волшебников (пусть и с несколькими оруженосцами), при хорошем отборе они бы передвигались быстрее, тише, могли брать города и уничтожать страны!

Стоит ли говорить, как стрик в длинной белоснежной мантии, с впадшими грустными глазами, смотрел на меня? Снисходительно. В лучшем случае. Его терпения хватило, чтобы выслушать меня до конца, после чего подошёл ко мне и положил сморщенную руку мне на плечо.

- Ты бесконечно прав, мальчик, и совсем не глуп, но что станет с людьми, с целым народом, если за них будут воевать всего несколько человек. Другие скажут, что мы трусы. Наши люди так скажут, если прямо сейчас взять, распустить армию и отправить солдат по домам.

- Но как же… - запинался я, ища слова, которые ему возразят. Я знал, что они есть, но не мог найти.

- Государства всегда строились войнами, ты сам только что это говорил. Боюсь, так и останется. Магия такой же инструмент как меч или щит. Мы не можем просто взять, и убрать что-то по своему желанию.

- Если бы вы позволили изучить магические книги, - разошёлся я, предвкушая новые неизведанные знания, - я уверен, я смог бы предложить, что-то куда лучше, надёжнее!

- Леан, - тяжёлый, но всё ещё громкий голос архимага привёл меня в чувства, - ты знаешь правила. Ступай.

Я, опустив плечи, небрежно скидал принесённые книги в тележку и направился к выходу. Двойные двери открыли мне охранники с пиками, что постоянно молчали и смотрели строго вперёд. Они нормальные или их околдовали?

Неделю тогда меня мучили вопросы, мучило чужое непонимание и отрицание очевидного. Маги были выше нас, обычных людей.
 
Последнее редактирование:

Лиана

Well-known member
9 Май 2018
547
595
93
26
Сибирь
dagona.my1.ru
#3
Глава 2. Не стоило и начинать.



Последняя песчинка упала на горку из тысяч других точно таких же песчинок. Восхода я не видел, мог только отсчитывать время по песочным часам, что отмеряли ровно один час. Я перевернул их семь раз, иногда не обращая внимания, что песок кончился, поэтому, сколько времени я провёл за книгой я точно определить не смог.

Работы сегодня не было, в архиве я сидел за длинным прямоугольным дубовым столом, погрузившись в занимательные строки о создании мира и магических сил в нём. Книга была общедоступна и больше напоминала детскую энциклопедию, чем научный труд, соответственно верить каждому написанному здесь слову было бы глупо. Но я верил. Не как маленький наивный ребёнок, а как человек, начавший свой путь по неизведанным тропам загадочного мира волшебства. Мне были важны основы, я радовался небылицам, сказкам и суевериям. Кто сказал, что это всё выдумки? Может, таким образом, под тенью выдуманных историй и скрывают свои секреты могущественные из людей.

Первые несколько глав я пролистал не вдумчиво, большую часть страниц занимали цветные картинки. Речь здесь шла о первородных стихиях, о том, что всё в мире существует благодаря им. Вода, огонь, земля, воздух, и ещё множество других. Даже ребёнку понятно назначение каждой. Кроме основных, существует огромное множество вариаций и комбинаций. Как создать лёд? Воду охладить воздухом. Этим методом пользуются даже простые люди, держа в подвалах нетающий лёд, для хранения продуктов. Такой может сделать даже ученик, если у него руки растут, откуда надо.

Очень любят у нас магию природы. С её помощью вырастить можно цветок, овощ или фрукт, а особенные умельцы в этом деле, за несколько часов выращивают целые леса!

О чудесах магии говорить можно вечно, и книга полностью этому посвящена, но я искал иное. Боевую магию. О том, что она может принести, в этой работе намерено умолчали.

Я закрыл уже бесполезную книгу, и облокотился на спинку стула. Плечи заныли, я за всё время не оторвался ни на минутку. Клонило в сон, и я неспешно побрёл в зал, в котором нашлась эта детская энциклопедия.

Смотрел себе под ноги, обдумывая варианты, где ещё, желательно законными путями, разузнать больше. Выходя из коридора в центральный зал, что соединял все пути библиотеки, я невольно услышал разговор. Чей, не было видно, он доносился эхом по голым стенам одного из десятка других коридоров. Голос архимага я узнал без труда, но вот второй, женский, совсем тонкий, будто детский. Она говорила шёпотом, но всё равно звонко, как будто капли бьют по струнам арфы.

- Я всё понимаю, - пытался оправдываться архимаг, с его-то жёсткостью, - но я не просто так выбрал этот город. Здесь магов почти нет, как и военных или важных стратегических объектов.

- Но ваша библиотека, - наставила девушка.

- Да кому она нужна, - попытался посмеяться старик, но тут же умолк, - сборники глупых рассказов и историй.

- Вам ли не знать, что это не так, и я вас уверяю, они непременно найдут способ заполучить желаемое. Не стоит быть настолько беспечным.

Голос девушки на последних словах потвердел, и сразу после них я услышал хлопок, будто ребёнок хлопну в ладоши. Выглядывать в зал не рискнул, боясь, что меня заметят и поспешно, как можно тише вернулся в архив. Сердце билось быстро, я никак не мог его успокоить. О чём говорила неизвестная? Кто хочет заполучить? И что именно?

Я мысленно пробежался по строению библиотеки: высокое каменное крыльцо вело внутрь, около пятидесяти шагов до центрального зала, который и делил всё круглое здание на коридоры, каждый из которых вёл в свой читальный зал. Это конструкция была проста и удобна, она повторялась этаж за этажом, поднимаясь вверх. Я был на первом этаже, наверх шла винтовая лестница, поднимаясь на добрых десять этажей. Выше были покои мага, насколько я знал.

Мои умозаключения повисли на верхних этажах, пытаясь представить, что же такого важного могло там скрываться. Глазами я упёрся в пол, сверля взглядом неровные полосы между камнями. Я всё думал о том, что наверху, а что находится внизу?

Подвал у здания был точно, однажды я уносил туда несколько потрёпанных книг, что больше не могли украшать полки стеллажей. Тёмное место, больше похожее на катакомбы, в котором как мусор скиданы старые лавки, столы, сломанные шкафы и кучи «умирающих» книг. Уничтожать их было нельзя, зато хранить в таких нечеловеческих условиях сколько угодно! Помню несколько дверей, железных, с несколькими тяжёлыми замками. Тогда у меня даже мысли не пронеслось, что там может быть нечто важное или ценное.

Золото? Сокровищниц по всему королевству было несколько, зачем ему ещё одна в какой то библиотеке? Оружие? Тоже глупо, при необходимости до него добраться никто не успеет. Да и стал бы архимаг охранять железяки?

Всё больше и больше я нервничал, приходя к страшному выводу: магия! Архимаг может прятать только магию. Но что ещё хуже, кто-то о ней знает, и хочет украсть.

Глаза мои расширились, ведь в библиотеке нет ни одного стражника, воина или мага. Я, конечно, не сомневаюсь в силе нашего архимага, но его преклонный возраст, и совершенное отсутствие волнения на предупреждения девушки пугали даже меня.

Я бросил энциклопедию на стол и выбежал из архива как ошпаренный. Добежал до зала и направился к выходу, мне требовался воздух, а жгучее желание быть подальше от этого здания, давило грудь. Двери были открыты настежь, как и всегда, но только сегодня меня это напугало, и я остановился, чтобы закрыть их за собой. Это мало кого бы остановило, но мне стало спокойнее.

Солнце поднималось над крышами двухэтажных домов, день набирал силу, а я медленно шёл к себе, сунув руки в карманы и стараясь разгрести скопившийся хлам в голове.

Всё надуманное мной ранее казалось бредом. Недосып – не более.

Я шагал по пыльной дороге, встречая молодых девушек, что шли с пустыми вёдрами к реке. Они громко смеялись, хихикали, прикрывая рты и шепча что-то, друг дружке. Я не слышал их разговоров, но ненароком принял на свой счёт все их смешки и переглядки. Привычка.

Они пропархали мимо, проверять смотрят они на меня или нет, не стал, к чёрту.

Несколько раз, свернув за небольшие домики, я оказался у своего. Один этаж, одна комната. Дом новый, из деревянных досок промазанных глиной. Просто и надёжно, если не тайфун или землетрясение.

Окно было одно над моим письменным столом, солнце сюда светило только к вечеру, поэтому я зажёг свечу, что стояла на краю стола. Воск с неё стекал прямо по ножке стола, образовав за несколько месяцев подобие замёрзшего водопада.

Огонёк осветил аккуратные кипы бумаг и книг. Труды последних месяцев. Я записывал всё, что знал сам, всё, что слышал от людей о магии. Найти смог мало, всё чаще посещала мысль уехать отсюда в столицу, там то наверняка знаний больше. Но к моему стыду, мужества для такого поступка мне не хватало. И денег, особенно денег. Мне хватало лишь на самые важные нужды, еду, одежду, свечи. Попытки заработать где-то ещё не увенчались успехом. Как оказалось, у меня нет талантов ни в чём.

Помню, пришёл к нашему кузнецу. До этого прочёл все книги (их нашлось целых три!) о данном ремесле. Был готов ко всему! Но, как сказал шепелявый кузнец, руки растут у меня не оттуда, а умничать я буду в другом месте. А ведь я просто предложил держать сталь в печи на пару часов меньше, чтобы металл не терял гибкость и был менее хрупким. До сих пор проходя мимо него, чувствую на себе ледяной взгляд низкорослого, но крепкого кузнеца. Аж в дрожь бросает.

На ферму не приняли. Хозяину не понравился, а вот хозяйке очень даже, но на руку мне это не сыграло, скорее наоборот, двери дома ревнивый мужчина захлопнул прямо у меня перед носом. Уверен, расстроился, что не попал по лицу.

Бегал около месяца за травами для целительницы, но работа была изнурительной, а денег почти не приносила. Болели у нас в городке не часто, а простуд справлялись своими силами. Каждый мог выйти в лес за зверобоем или ромашкой, и заварить себе чай. На кой бегать ради этого к травнице?

Я потёр помятое от недосыпа лицо ладонями, организм требовал сна, но я сопротивлялся. Хотя зачем – не понимал. Сделав пару шагов к столу, я ощутил прохладный сквозняк, который пощекотал уголки книг, сложенных башенкой, и сдвинул несколько верхних листков с моими непутёвыми заметками. Здесь скопились горы с историями, сказками, балладами и даже анекдотами, всё, что хоть как то упоминало в себе о волшебстве.

«Заходит как то маг в таверну, садится у стойки, берёт пустую кружку, что-то шепчет и она по волшебству наполняется пивом. Он её молча выпивает, снова шепчет и та опять наполняется до краёв. И так несколько раз, пока маг уже еле держится на стуле. Потом он кладёт на стойку золотой и начинает уходить. Хозяйка его останавливает:

- Господин, а за что деньги, вы ведь не выпили ни капли моего пива?

А маг отвечает:

- А это не за пиво, это чтобы вы купили кружки побольше, я почти всю ману потратил без конца колдуя».

Смешно? И мне было не особо, но многие считают подобный фольклор успешным и процветающим. Бедолаги.

Я уже потянул руку шевелящимся бумагам, как ветер дунул с необычайной силой, в небольшом помещении, где такого быть просто не должно было. Книги рухнули на пол, слетая одна за другой, и скользя друг о друга, рассыпаясь как карточный домик. Я отпрянул, даже не пытаясь помешать этому извержению моих и чужих трудов. Через полминуты всё затихло. Я тяжело моргнул и прищурил глаза, разглядывая итоги этой мини-катастрофы.

Выдохнул, и, наклонившись на корточки, начал собирать книгу за книгой, листок за листком, как паучок хаотично передвигаясь по комнате.

Я тянулся к очередному листку, когда увидел то, что видеть хотел, но ни никак не ожидал. В середине всего этого бардака лежала раскрывшаяся книжонка, чуть меньше стандартного размера, будто детская. И почему я её не помню? На раскрывшейся странице карандашом, небрежными линиями и штрихами было изображено оно. Массивная глыба, с неровными краями окутанная пламенем, что тянулось за ней хвостом.

Я не моргал, не мог, опасаясь потерять из виду и книгу и рисунок. Я выбросил на пол то, что успел собрать в руки и почти лёг на деревянный пол, дотягиваясь до неожиданной находки.

Притянул к себе, уселся на полу, скрестив ноги, и присмотрелся ближе. Точно, оно! Опустил глаза, под картинкой приписка: «Комета уничтожения. Радиус действия: большой. Дальность: более 300 км. Шанс на выживание: менее 1%».

Так вот кем я теперь был, шансом в менее чем один процент? В голову снова ударил тот оглушающий грохот, жар, крики друзей и знакомых, тех, кого я знал с детства, тех с кем я собирался отправиться на войну плечом к плечу. Правая рука предательски заныла, шрам от огня и осколков не беспокоил раньше, ведь столько времени прошло.

Я обнял книгу, прижал к груди, опасаясь, что её сейчас же отберут. Поднялся, сел на кровать. Потом лёг. Прижал её ещё сильнее. Не помню как уснул.
 
Последнее редактирование:

Лиана

Well-known member
9 Май 2018
547
595
93
26
Сибирь
dagona.my1.ru
#4
Глава 3. Не убежать.



Проснулся в темноте. Свеча зажжённая мной по приходу домой не оставила и следа, только слилась воедино с десятками остальных, превращая мой личный водопад из воска в массивное строение. Замучаюсь потом отдирать его и снова плавить в новые свечи.

Голова болела, рук я не чувствовал, спал всё это время в одной не самой удобной позе. Попытался пошевелить пальцами, нащупал что-то твёрдое. Вскочил и сел на край кровати. Я оторвал от себя книгу и уложил её себе на колени, осторожно погладив, будто беззащитного котёнка и стёр остатки пыли, основную часть приняла моя синяя рубашка.

Тёмно-зелёный переплёт и выдавленными в нём серебристыми буквами красовалось название, которое я прочёл несколько раз. Потом ещё раз прошепча каждую букву каждого слова.

«Руководство по уничтожению».

Откуда? Я её не брал, не находил, не покупал. Или всё-таки брал? Я попытался вспомнить, где и когда мне досталась каждая из лежащих на полу книжонок, припомнил лишь половину. Случайно попалась? Да где же такую можно случайно достать? Их охраняют, скрывают, прячут в подвалах, не подпуская к ним учеников, ведь чуть не то слово, движение или ингредиент и могло случиться не поправимое. Такие книги хранились в магическом крыле библиотеки, но ни меня, ни другой персонал туда не пускали под страхом смерти! Уверен, там их сотни, а то и тысячи! Ладно, там, но что одна из них делает здесь?

Не мог думать, всё ещё тянуло в сон, солнце было высоко и ко мне в окно заглядывать не желало, а значит, я проспал пару часов, не больше. Живот тоже жадно требовал внимания, почти сутки, не видя ничего кроме стакана молока и воды.

Я вскочил на ноги и заметался по маленькой комнатке, как никогда она казалось крошечной и места, чтобы спрятать такую ценную находку, я не мог найти. Остановился, задрал рубашку и сунул книгу за пояс, потуже его затянув, чтобы не выпала. Приспустил рубаху, покрутился, не видно. На скорую руку скидал на стол свои рассыпавшиеся работы и книги, совершенно потеряв к ним интерес и уважение.

Наклонился к ведру с водой, что стоял в углу комнаты, и зачерпнул прозрачную, прохладную жидкость, в которой играло моё отражение, искажаясь и размываясь. Но я был уверен, что не только рябь виновна в моём помятом, небритом отражении, и потухших, слегка припухших глазах. Холодная вода прижала каплю бодрости, и я, закрыв дверь дома, побрёл в самую отдалённую таверну. Там меньше народу знало меня в лицо, и был очень удачный угловой столик, на который падала тень от столба, подпиравшего потолок, и который преграждал путь смету свечей, идущих от деревянной люстры, с горящими по кругу толстыми свечами.

Массивная дверь в харчевню, достаточно дешёвую для меня, и не достаточно бедную, чтобы там скапливались негодяи, видно было издали. Трёхэтажное здание, одно из немногих, оббитое неровными потемневшими досками, имело всего не сколько окон на верхних этажах, где располагались комнаты для гостей. Побывать мне там не доводилось, да и не зачем. Сюда в основном мужчины водили своих дам, точнее выразиться дамочек, девиц, любовниц. Отдалённое расположение ничуть не вредило бизнесу, скорее наоборот, придавало ему особую репутацию и шанс скрыть свои делишки. Обычно. Однажды стал свидетелем наинеприятнейшей встречи двух супругов, которые в один день, более того, в один час прибыли сюда со своими пассиями, для уединения. Зрелище было ещё то!

Но меня не особо волновали проблемы и желания неверных жён и мужей, сюда я приходил отвлечься. Не скажу, что архив не давал этого, даже наоборот, я мог заниматься всем, чем хотел, и мне никогда никто не мешал, лишь бы я исправно делал работу. Вот только изредка душа требовала вокруг людей. И я давал ей желаемое как мог, сидел в шумном, полном зале, изредка слушая чужие разговоры и сплетни. Не специально, честно. Но слух отключить я не мог.

Я толкнул дверь и попытался войти, но тут же из таверны выскочили несколько нетрезвых, дурно пахнущих мужчин, чуть ли не сбив меня с ног и помчались, даже не обернувшись. Крестьяне. Ни капли уважения и манер. Что с них взять? Я снова упёрся в дверь, уже осторожнее, кто знает, сколько внутри таких, но она поддалась, легонько скрипнув железными, проржавевшими навесами. В большом зале народу было не много, ещё день, только к вечеру тут будет не протолкнуться.

Я прошагал прямо, мимо деревянных столиков с такими же деревянными лавками, прямо к стойке, где натирая тарелки, красовалась пышная дама. Хозяйка таверны, с вечно розовыми щёчками, пухленькими красными губами и метко стреляющими глазками, хлопала ресничками и всегда улыбалась, кого бы ни увидела. Её добродушие радовало, а вежливость, не присущая людям её класса, заставляла удивляться меня всякий раз, как я подходил.

- Добрый день, мой самый молчаливый гость, - хихикнула она и покрутила плечами в такт своим словам, - совсем забыл обо мне?

Это легко можно принять за флирт, но не тут то было. Дама общалась так совершенно со всеми, и страшно вспомнить, как я краснел, и боялся смотреть ей в глаза по началу.

- Дела, работа, - коротко ответил я, разговоры не мой конёк, и даже болтливая хозяйка не могла из меня вытянуть больше.

- Эх, - она сложила губки бантиком, жалея меня, - бедненький. Такой молодой, пора веселья, радостей да глупостей, - на слове «глупостей» она подмигнула, - а ты всё работаешь.

- Меня устраивает, - я попытался улыбнуться, но вышло удручающе.

- Держи, - она поставила самую большую кружку и налила в неё пива, - за мой счёт, может это тебя немного растормошит!

Я учтиво кивнул в благодарность. Столько я обычно не пил, но раз угощают. Так же попросил жареных колбасок, они здесь были изумительны, несколько лепёшек, луковый суп, миску с овощами. Сидение без достаточного солнечного света давали о себе знать простудами, сонливостью. Недостаток витаминов нужно восполнять.

Взяв тяжёлую кружку, я побрёл в любимое место через весь зал по диагонали, огибая столики, что становились у меня на пути. На меня не обращали внимания, и я был этим доволен. Долгожданное спокойствие, не смотря на толпу и шум.

Я всё шагал, смотря под ноги, и когда подошёл к столу был удивлён. Квадратный двухместный столик был занят, рослым, широкоплечим мужчиной, в рваном балахоне, и… девочкой?

Небольшая, хрупкая, не постеснялся бы сказать, тощая. Одета прилично, для этого места даже слишком. Чёрные волосы собраны в аккуратный хвост, платье для прогулок вишнёвого цвета, приталенное со шнуровкой. Оно придавало ей ещё более худощавый вид. Девочка лет десяти смотрела мужчине напротив прямо в глаза, и молчала, легонько скалясь.

Я отошёл, присел за стол рядом, чуть за спиной этой малютки и недоумевал. Заблудилась что ли? А мужик не хочет ли…? Мысли пришли в голову ужасные. Похитил? Ждёт выкупа? Или того хуже!

Я навострил уши и уткнулся носом в кружку. Нужно хоть что-то, чтобы быть уверенным. Но они молчали, сверля друг друга глазами. Мужчина не моргал, совсем. Ноздри разбухли, он дышал как буйвол, громко, угрожающе. Меня бросило в пот.

Сделал большой глоток из кружки, заметил, как девочка схватилась руками за край столика и с силой сжимает пальцы, что они побелели.

Не могу же я просто сидеть. Надо что-то сделать! Даже просто спросить. А что я могу спросить? Вы эту девочку не крали? А не собираетесь ли вы, такой большой, сильный и страшный над ней надругаться?? Да я одними вопросами вгоню в больничку себя, и ни дай Бог её. Если он занервничает, может натворить что угодно!

Нога моя под столом нервно дёргалась. Я уже и сам не моргал, смотря на этих двоих. И тут не выдержал. Я вскочил с лавки и… девочка, заорав так громко, что я чуть сам не закричал, вскочила на своём стуле и радостно вкинула руки вверх.

- Да! Да! – кричала она, - проиграл! Гони золотой, чучело! Нечего ввязываться в игру, в которой точно проиграешь!

Я присел. Что вообще произошло? Ожидал чего угодно, но точно не этого. В этот момент подошла хозяйка с подносом, и, прилично склонившись передо мной, начала раскладывать еду. Я её явно обидел, ведь весь мой интерес был направлен ни к её пышному, выпирающему благодаря тугому корсету декольте, а на маленькую девочку, что играла в переглядки.

- Не обращай внимания, - слегка грустно проговорила трактирщица, - она тут уже неделю обыгрывает всех то в карты, то в шашки, то ещё в какую чепуху.

- Она здесь одна?

- Одна, - твёрдо заявила хозяйка, совершенно спокойно, будто было нормальным, что маленькая девочка ходит по тавернам и играет на деньги с амбалами.

Я молчал, всё ещё поглядывая на любимый столик. Расстроился теперь из-за того, что он занят, но куда деваться? Выбросив остатки глупых мыслей, принялся за обед, или уже ужин. Жадно поглощая горячие и по-простому вкусные блюда, я совсем отвлёкся и уже успел забыть о странной девочке.

Мои тарелки опустели, я обмакнул последний кусочек лепёшки в остатки сока из-под сосисок и с наслаждением отправил его в рот. Прильнул к пиву, с жадностью допивая всё. Кружка закрывала всё моё лицо, и я не видел ничего перед собой. Когда я с облегчением поставил её на стол, глаза мои впились в неё.

Напротив меня, за моим столом сидела эта самая девочка и, склонившись через стол, почти в упор смотрела на меня большими любопытными глазами. Она улыбалась.

Я сглотнул. И что ей надо?

- Ну привет, - шёпотом поздоровалась она и меня кинуло в жар.

Я узнал этот шёпот. Тихий, но звонкий как струна. Она смотрела с интересом, а я желал испариться.

- Тебя не учили, что нужно здороваться в ответ? – снова заговорила она.

- Привет, - выдавил я из себя, и сжал ручку кружки.

- А ещё не вежливо подслушивать, этому тебя тоже не учили, по всей видимости.

Неужто и вправду она? Или она о бугае и их игре? Да что вообще происходит!?

- Извини, - я кашлянул, приводя голос в нормальное состояние, - это вышло случайно, я совсем не хотел…

- Ещё как хотел, - она видела меня насквозь, - но раз уж так вышло, уверена, у тебя хватит ума держать язык за зубами.

Маленькая девочка с кругленьким личиком и тонким голоском навивала ужас. Уж лучше бы это был рослый мужчина средних лет, тогда было бы всё ясно, но тут. Я паниковал и не понимал, что происходит.

Я согласно кивнул. Что я ещё мог? Девочка с радостью на лице спрыгнула с лавки.

- Меня Милли зовут, кстати, приятно познакомиться, - добродушно улыбалась она.

- А я…

- Леан, - опередила она меня, - я знаю.

Меня снова бросило в жар, а девочка выпорхнула в дверь таверны.
 
Последнее редактирование:

Лиана

Well-known member
9 Май 2018
547
595
93
26
Сибирь
dagona.my1.ru
#5
Глава 4. К чёрту такую удачу.



Я сидел в таверне ещё долго. Ошеломлённый, задумчивый и, безусловно, встревоженный такой встрече. Маленькая девочка, ещё ребёнок говорила с архимагом?

Выпил несколько кружек пива, надеясь, что это отгонит мысли, но стало только хуже. Врут те, кто утверждают, что спиртное отвлекает от всех проблем. С каждым глотком они только ложатся тяжёлым грузом на плечи и перемалывают тебя изнутри, пока в тебе ещё есть что ломать.

Сейчас во мне тоже что-то сломалось. Я не понимал что именно, но дыхание моё становилось всё тяжелее, а голова мутнела. Куча вопросов и ни одного ответа. Прижал ладонь к животу и немного успокоился, нащупав спрятанную книгу. И что мне дома не сиделось? Только подумал я, как народ гулко заохал хором, поднимая десятки кружек с пенящимся напитком над головами. Празднуют что-то значимое, а может просто окончание дня. Было бы пиво, а повод найдётся.

Заиграла музыка. Часть толпы сразу же поддалась её магии и отправилась расталкивать столики в центре, освобождая место под трясущиеся телодвижения и безнаказанных тисканий девиц, с выпирающими округлостями.

Я сидел в сторонке за угловым столом, который занял сразу же, как вышла Милли. Чувствовал запах женских, совсем не детских духов. Нотки лаванды и цитруса. Мамины, по всей видимости.

Стол затрясся, я приподнял кружку, чтобы не расплескалось пиво, от кучного топота не трезвых гостей, что радостно скакали в такт незаурядной деревенской музыке.

Стало тоскливо от вида всего этого люда, и я опрокинул кружку большими глотками, допив кисловатый напиток. Песня не успела кончиться, как танцоры разбрелись к столикам, не присаживаясь, наливая кружки с пухлых, тяжёлых кувшинов и громко с визгом дружно чокались.

Голову я опустил и не заметил, как ко мне подсела горячая, запыхавшаяся девица. Быстрым взглядом заметил на лбу её пот, лицо, раскрасневшееся с радостной улыбкой, бордовый корсет, обвивающий её талию и приподнимая её вишенки прямо над столом.

- Почему ты один, неужто не скучно так проводить время?

Я опешил. Снова подняв глаза, всё ещё неуверенный, что она обращается ко мне. Выглядел я глупо, потому как она ещё сильнее заулыбалась, рукой стряхивая чёрные волосы с полу оголённых плеч. Я сглотнул.

- Скромный. Видимо, мне самой нужно пригласить тебя на танец?

- Извини, - чуть не поперхнулся я, - не танцую.

- А что ты любишь, если не танцы?

Девушка не унималась. Стало жарко от её размеренного, томного голоса.

- Мои увлечения мало кому будут по душе, как и я сам, - пытался не смотреть ей в глаза, и уж тем более, ниже.

- Откуда такая категоричность?

А она будто специально придвигалась всё ближе к столу и ко мне.

- Это мысли и слова основной части города.

- Что же ты сделал, раз заслужил слова почти всего города?

- Не сдох, - вырвалось у меня с хрипотой.

Вот дурак! Держать бы язык за зубами, и даже на пиво вину не переложить, не так уж был я пьян.

Она резко отклонилась назад вопросительно на меня глядя. Интерес я ей отбил точно.

Но она не ушла, пыл её явно поубавился, или она решила, что подобными штучками со мной вести общение нет смысла.

Честно, стало стыдно. Она ни в чём не была виновата, а я с ней так. Не узнала меня, значит не местная. Может, есть ещё шанс всё исправить, хоть на один вечер. Позже ей точно доложат о наглом пареньке, что посмел выжить.

- Прости. Вырвалось.

- Что-то очень плохое случилось с тобой, раз ты сидишь один и не подпускаешь к себе.

- Не то, чтобы не подпускаю. Обычно ко мне сами не подходят.

Попытался изобразить улыбку. Она сложила руки на своих коленях и посмотрела в сторону.

- Видимо зря я это, - девушка начала медленно вставать из-за стола.

Обиделась. Сам идиот! Нужно срочно что-то придумать, сделать! Голова с каждой мыслью пустела. Да как так то?

- Не желаешь, - сказал я раньше, чем подумал, она замерла, - прогуляться. Люблю ночные прогулки, когда народа на улицах ещё много, но в темноте кажется, что ты один.

Откуда я это взял? Что за горе поэзия нарисовалась. Глупость, но ей явно понравилось, она снова заулыбалась и посмотрела на меня яркими глазами.

- Я Селина, - подала она мне руку, я с удовольствием её принял и легонько коснулся губами, вежливо.

- Марк, - соврал я.

Внешне она меня может, не знает, но имя слышать могла.

Я вышел из-за стола и быстро направился к стойке, расплатиться за затянувшийся ужин. Хозяйку надо было видеть. Глаза расширены, грудь высоко поднята, вся она говорила, как приятно удивлена и бес сомнения за меня рада. Сам не смог сдержать смех. Через минуту мы уже шагали по тёмным улицам города, неторопливо двигаясь в центр.

Я рассказывал ей всё, что только мог припомнить. Пальцем водил по воздуху, обводя созвездия, которые знал. Пусть и немного, но для того, чтобы девушка впечатлилась, хватило.

- Ещё полтора века назад на этом самом месте, - я показал на двухъярусный фонтан из крупного камня на центральной площади, - было озеро. Вокруг возвышались холмики и расстилались поля. На этом месте никогда, представляешь, никогда не было войн и сражений. Дальше к северу лишь горы. Предыдущий король построил здесь библиотеку, чтобы защитить бесценные книги. Например, в зале «памяти» сохранились мемуары нашего первого правителя, которые он писал лично!

Я с энтузиазмом рассказывал, а Селина слушала внимательно, не перебивая и кивая, приподнимая свой милый подбородок.

- А я кроме детских сказок ничего не читала. Отец не позволял тратить деньги на такую, по его мнению, бесполезную чепуху.

- Как же? – меня это почему то взволновало это. – Да человек обладающий знаниями может всё!

Интересно, я сам-то в это верил?

- Всё, всё? – с хитринкой недоверчиво спросила Селина.

- Я тебе покажу!

Я схватил девушку за руку, и мы чуть ли не понеслись в сторону самого высокого здания в городе, библиотеки. Так хотелось ей рассказать и показать всё величие, что башня хранит в себе.

Ночь. Двери открыты настежь. Снова. Да что б их! Да просто из вежливости к хранящимся книгам можно было её прикрыть.

Я жестом пригласил Селину внутрь. Она замерла у входа заворожённая зданием из крупного камня, с узкими высокими окнами, которые были застеклены непрозрачным темно-синим стеклом. Дал ей минуту осмотреться.

- А нам сюда можно?

Селина обернулась.

- Конечно, я здесь служу.

Уверенности мои слова ей не придали, и я, легонько приобняв её за талию, проводил её через порог. Закрыл двери.

Девушка неторопливо шла по коридору, кружась, будто в танце. Волосы её развивались, как и пышная юбка, когда она резко разворачивалась, заметив что-то интересное.

Стены украшали старинные картины с пейзажами, часто ими любовался сам, портретами знаменитых исторических персон, и ещё чем-то не понятным, будто на бумагу вылили все краски и смешали веником. Между ними горели факелы, но не обычные масляные, а волшебные, на железных подставках. Пламя переливалось сиреневым светом. Поговаривали, что их питает сила архимага, а цвет у них такой же, как и его аура. Правда это или нет, не знаю, ауры я видеть не умел, как и большинство магов.

Селина порхала к центральному залу, а я шагал за ней, сложив руки за спиной. Тени играли на её шёлковой коже, а фигура завораживала меня.

- Кем же ты тут служишь?

Она обернулась ко мне, откинув прядь волос за правое плечо. Я смотрел в карие глаза и не мог говорить. Селина тоже молчал, явно наслаждаясь моим вниманием. Тут я вспомнил, что она задала мне вопрос.

- Да так, мелочи. Унести книги в архив, передвинуть стеллаж.

- И не скучно?

- Как здесь может быть скучно?

Я пробежал мимо неё и указал пальцем на вывеску над дверью одной из читален.

- Здесь вся история. Можно узнать всё, что когда то происходило в нашем, или других королевствах.

Я подбежал к следующему.

- Здесь литература. Собрания тысяч поэтов и писателей со всего мира! Ты только послушай!

Застывшими, железными руками

Зажму в руке проклятый острый нож.

Сам не выбирал и не кружил словами,

На вас поныне был к стыду похож.

Но волен я, и рассеку до сердца

Я грудь свою, не чувствуя утрат.

Годами в оболочке был я сдержан,

Подвластный сотням красочных цитат.

И не зовите, я не вернусь назад,

Покой ваш мне уже давно не всласть.

Я проживу остатки жизнь без пощад,

И можете меня сто раз проклясть.

Не удачный оказался выбор. Такой милой девушке будет трудно понять и смысл этих строк, и почему они мне так близки. Порылся в голове.

Под куполом её холодных глаз,

Я всё ещё готов увидеть слёзы,

Готов услышать с губ её приказ,

И выкинуть из сердца грёзы.

Я буду на коленях умолять

О прекращении всех терзаний,

Но перед серыми глазами мне, увы, не устоять.

Уверен, я достоин тех страданий.

Она облегчённо выдохнула. Теперь угадал.

- Красиво, - пропела она.

Последние бы мои. Я посвятил их девушке, что обещала ждать меня, как раз, перед тем как я вместе с другими новобранцами решил вступить в армию. Стоит ли рассказывать, что она меня не просто разлюбила, а возненавидела? Эти стихи были моим прощанием. Не уверен, что она прочла их, наверняка сожгла даже не открывая. А ведь я тогда верил, что она будет со мной рядом, хоть кто-то будет. Но я её понимал, останься она со мной, и её бы невзлюбили, так же как и меня. Такой уж у нас народ.

И Селина ведь тоже уйдёт сразу, как узнает. Но ради её глаз я готов врать.

- Есть что ещё показать? – она подошла ближе, от её голоса у меня задрожали ноги.

- Моё рабочее место, - подумал, что вполне приятное и уединённое.

Даже ночью тут можно встретить любителей почитать, а вот в архив никто не заходит.

Селина взяла меня под руку, и мы вошли в третью дверь с коротким, но ёмким названием «АРХИВ».

Это помещение было одно из самых крупных, и пусть особо интересного здесь не встречалось, девушка с восторгом бродила среди дубовых стеллажей и поднимала голову к их вершинам, будто прогуливалась по старому лесу.

Я стоял, облокотившись о стол, за которым работал и снова любовался ею. Селина словно лодочка плыла, нежно прикасаясь к корешкам книг. Захотелось оказаться на их месте.

Тут она «подплыла» ко мне, очень близко, что я чувствовал её горячее дыхание.

- Мне здесь нравится. Такая тишина и спокойствие.

- Ты права.

- Марк, - шёпотом голосом произнесла она, и я на секунду забыл, почему она называем меня чужим именем, - а здесь есть уголки поукромнее?

Селина провела пальчиком по моей ладони, потом по запястью и выше к плечу, пока не коснулась моей шеи. Внизу живота поднялось давление, я отошёл от стола. Боги! Дайте сил держать себя в руках. Но девушка не дала мне успокоится и, приподнявшись на носочках, легонько коснулась моих губ своими. Пусть так мимолётно, но я почувствовал их сладкий вкус.

- Если леди устроит, - повиновался я, - то есть подвал, где нас точно никто не побеспокоит.

Она мило хихикнула и я, снова взяв её за руку, с покрасневшим лицом повёл её в зал, а дальше вниз по винтовой лестнице. Ступая на каждую ступеньку, я предвкушал продолжение нашей ночной прогулки.

Мы спустились в тёмное помещение, света тут было меньше чем на верхних этажах. Общий зал здесь заполнен различной мебелью, столами, шкафами, стеллажами и лавочками. С одной стороны были сложены книги в высокие башенки и перевязаны верёвками. Три железных двери, частично заставленные лавками, на одну из которых мы и сели.

Я боялся действовать, сделать лишнее движение, напугать или расстроить Селину. Но она сама взяла всё в свои руки. Обняв меня за шею, она некоторое время на меня смотрела, а я смотрел на неё. Эти розовые щёчки! Я положил свои руки ей на талию, и она прижалась ко мне, я почувствовал её мягкую, тёплую грудь. Я целовал её. Голова моя кружилась от бурлящих чувств и от недостатка кислорода. Кажется, я слышал шаги на лестнице, но совсем не придал этому значение. Увидят, сами уйдут.

Не ушли.

- Какие голубки!

Я повернулся на низкий мужской голос с лёгкой хрипотой. У лестницы стоял невысокий, но крепкий мужчина. Коричневые волосы касались его широких плеч, а злобный оскал с пожелтевшими зубами вызывал тошноту. Одетый в кожаный доспех, с ремнём на поясе, к которому были прикреплены кинжал, и около десятка коротких, метательных ножей. За ним ещё двое. Грозные. Видно охрана. Жаль, что не наша.

Я отскочил, пряча за собой Селину, которая сжалась и дрожала.

- И так, - оглядел нас явно главный, - кто нам поможет – уйдёт сегодня живым. Понятно?

Я согласно кивнул. Спорить с ними точно не стоило.

- Замечательно.

Он подошёл ближе, но не к нам, а к одной из железных дверей справа от меня, и одной рукой начал откидывать мебель, быстро закончил и указал на дверной замок.

- Открывай! – приказал он.

- Я не могу, - честно ответил я, уверенный, что такой ответ его не устроит.

- Открывай! – прорычал он.

- У меня нет ключей, честно! Я здесь лишь переписи веду! Меня не допускают в закрытые помещения!

Бугай спокойно дослушал. Я даже на мгновение решил, что он действительно поверил, но всего лишь на мгновение. Он кивнул своим парням, и они двинулись к нам.

Обе скалы подошли и как пушинку под руки подхватили Селину, она взвизгнула, а я кинулся на одного из них. Точный удар кулаком в челюсть меня откинул. Главарь присел рядом со мной на корточки.

- Если ты сейчас же не откроешь дверь, они, - он кивнул в сторону помощников, - выпустят из неё всю кровь, ты понял?

- Я… я… - я смотрел в глаза напуганной до ужаса Селины и ничего не мог сделать. – У меня нет ключа.

- Я понял, - поднялся мужчина. – Режь.

- Нет! Стойте! Я могу, могу иначе! Я постараюсь!

- Другой разговор.

- Мне, - я сглотнул, - кое-что нужно.

Я поднялся на ноги и медленно, без резких движений подошёл к Селине и поднял руки. Потом потянулся ими к затылку девушки. Заметил длинные, крепкие, и при этом тонкие заколки, что придавали причёски пышности. Взял одну и так же медленно отошёл.

- Ещё мне нужен один из ваших ножей, - я повернулся к главарю.

- Сдурел?

- У вас самое ценное, что у меня есть. Глупости я делать не собираюсь.

Он недоверчиво посмотрел на девушку, но всё-таки вынул один из ножей и подал мне.

На лбу скопились капли пота, я стёр их кулаком и склонился к дверному замку. По сути ничего сложного, нужно лишь определить порядок методом проб и ошибок.

В юности мы вскрывали замки на складе медоварни. Нужно же было молодым парням достать спиртное, если собственных денег ещё не было.

Штифтов здесь оказалось больше четырёх, на складах было проще. Я насчитал семь и загнутая на конце заколка только-только доставала до последней. Повезло.

Шестой поднят. Седьмой нет. Пятый нет. Четвёртый щёлкнул! Опять седьмой, пятый. Я всё пробовал и пробовал. Руки начали дрожать, лицо вспотело, и капли касались моих ресниц, сильно отвлекая меня от дела. Можно отдать должное ворам, они стояли позади, не вмешиваясь и не подгоняя, лишь дыхание Селины меня нервировало, она боялась, еле сдерживала слёзы, но понимала, что лучше подождать и не дёргаться.

Последний штифт послушно щёлкнул, и с ним щёлкнуло облегчение у меня в груди. Никогда не ощущал такой лёгкости, хоть ничего не было окончено и наши вооружённые воры были ещё здесь. Селина тоже значительно притихла.

Главный довольно хмыкнул.

- Рукастый парень, - кивнул он своим, - чуток нарастить мышц и мы тебя в банду примем.

Его тяжёлая рука похлопала меня по плечу и отвела в сторону. Легким движением он открыл железную дверь, и его тут же откинуло назад. Пролетев через весь зал, бугай врезался в толстую каменную стену, по которой медленно сполз, отхаркивая с кровью отшибленные внутренности.

Охранники выпучили глаза на своего главаря, потом на меня. Я точно видел в их лицах ярость и уверенность, что вина в его смерти моя и ничья больше.

Я ничего не успел сказать и тем более сделать, в момент, когда рука одного из них с точностью профессионала проскользила поперёк тонкого горла невинной девушки. Я подхватил её на лету, алая кровь забрызгала мне лицо и лилась не прекращая. Селина пыталась дышать, хватая ртом воздух и широко раскрыв глаза.

- Нет, нет, Селина!!

Я шептал, шок охватил меня, страх не давал мыслить. Я держал её, крепко сжав руками, и не знал что делать. Да и что я мог? Я её убил. Сегодня она могла спокойно вернуться домой, продолжить свою жизнь, если бы не я.

Что-то пронеслось у нас над головами. Охранники выхватили короткие клинки. Они крутили шеями пытаясь разглядеть неясное и почти неуловимое. Я тоже это видел. Нечто густое, тёмное, будто грозовая туча, но сжатая до размеров подушки. Оно пролетало, еле различимое взглядом, и снова исчезало.

Я пригнулся, но Селину не отпускал, не мог. Не знал, что делать дальше, и мне было даже плевать, что происходит вокруг. Может и меня прибьёт, плевать.

Охранники прыгали, звенели клинками о мебель и стены, пытаясь поймать что-то в воздухе. А я сидел на коленях и прижимал бездыханное тело девушки, рыдая как ребёнок. Я проклинал всех. Богов, Дьявола, могущественных магов и слабых людей, сволочей воров, и себя в частности. Не понимаю, почему всё это со мной происходит. Кто меня проклял, кто надо мной издевается? Лучше бы просто убили, чем всё это.

Согнувшись над Селиной, я плакал. Сколько не знаю, не мог здраво мыслить. Чьи-то руки нежно коснулись моих плеч и дёрнули меня, пытаясь привлечь к себе внимание. Я не сразу смог очнуться от пелены горя перед глазами и разглядеть того, кто стоял передо мной.

- Эй! Ты меня слышишь? Слышишь? Она умерла, ты ей уже не поможешь! Вставай, скорее!

Я почему-то послушался, встал на дрожащие ноги и с неохотой опустил прохладное тело девушки на пол, всё ещё всхлипывая и дыша через раз. Смотрел на неё, холодную, безжизненную Селину. Меня снова дёрнули, уже с силой и раздражением.

- Да очнись ты! Куда оно делось? Отвечай!

Я наконец-то посмотрел на неё, ту, что трясла меня и требовала ответов. Девушка в военной форме, не понял чьей. Зелёные глаза смотрели на меня из под опущенных чёрных бровей.

- Они…

Я огляделся, что бы указать на воров, увидел главаря, сидячего у стены, вокруг его рта и на груди была кровь. Осмотрелся ещё, и заметил охранников на полу, тоже мертвы.

- Они её убили, я сделал, как просили, но они всё равно убили её, - еле шевеля губами, пробубнил я.

- Ты открыл дверь? Ты его выпустил!?

Девушка занервничала.

- Убирайся! Иди домой и молчи об этом! Ты меня понял? Чтобы ни слова, или присоединишься к ним! Поговорим позже.

Что-то было в ней такое знакомое, но мне не хотелось сейчас об этом думать. Я снова посмотрел на Селину и сжал кулаки.

- Проваливай!

Добавила девушка криком, и я побежал. Сначала наверх в зал, потом по коридору к выходу, выбежал из библиотеки. Слёзы снова полезли, и я не мог их удержать. Дыхание перехватывало, но я бежал, не останавливаясь по узким пустым улочкам. Небо закрыли тучи, лучи яркой луны почти не пробивались сквозь них, благородно скрывая меня от непрошеных глаз и редких ночных прохожих.

Запер дверь, пододвинул к ней тяжёлый письменный стол и сел на пол, опёршись о кровать. Свет не зажигал.

Дьявольская удача преследовала меня повсюду, позволяя мне жить, а другим умирать. К чертям такую удачу!!
 
Последнее редактирование:

Лиана

Well-known member
9 Май 2018
547
595
93
26
Сибирь
dagona.my1.ru
#6
Глава 5. Не сон.



Темно. Темнота оглушающая, давящая на голову, на нервы. Она сдавливает моё дыхание, не даёт сориентироваться.

Кто здесь?

- Леан, - позвали меня.

Я обернулся, но снова одна лишь чернота. Звук шёл отовсюду с эхом.

- Леан, - девичий голос опять звал.

- Селина?

Неуверенно произнёс я и увидел её тело перед собой, там, где его только что не было. Платье в запёкшейся крови, на шее ровный порез, а остекленевшие глаза открыты и смотрят на меня.

- Селина, - я звал её бездыханное тело, не знаю зачем.

Она дёрнулась, я от неожиданности упал на что-то твёрдое, вокруг всё так же клубилась темнота, но Селину я видел чётко. Её будто куклу подхватили за невидимые ниточки, поднимая на шатающиеся ноги. Руки и голова свисали всё так же безжизненно.

- Прости, пожалуйста, прости меня!

Селина подняла голову, так, что стало видно ужасную рану на белой тонкой шее.

- Спасибо.

Вдруг произнесла она и улыбнулась.



Я проснулся на полу своего дома, дышал громко, хрипя. Сон, это был только сон. Дотянулся до кувшина с водой и налил его себе на голову, смывая горячий солёный пот. Может быть, всё это было сном? Таверна, прелестная девушка, подвал чёртовой библиотеки.

Я посмотрел на свои руки и страх снова сковал меня в ледяных объятиях. Засохшая кровь не давала моим пальцам разогнуться, рубашка стояла колом пропитанная алой жидкостью. Кровь, её, Селины. Схватился за живот, спрятанная книга была на месте. Обложка тоже была испачкана, сунул её под подушку. Стянул с себя одежду и швырнул в угол, умылся, с трудом отмыл руки, вода в ведре стала розовой, отражая моё испуганное лицо. Заметался по дому в поисках чего-то, паниковал и хватался за голову. О Боги, за что?

- Мог бы, и одеться, ты тут не один.

Прыгнул в сторону от женского голоса. У запертой двери, всё так же заставленной моим столом, сложив руки в замок, как ни в чём не бывало, стояла девушка, что выгнала меня из библиотеки.

- Как ты, - я посмотрел на дверь, нежданная гостья тоже к ней повернулась и пожала плечами.

- Одевайся, архимаг тебя ждёт.

Я сглотнул, и под грозным взглядом натянул на себя чистую одежду, что лежала на стуле рядом.

- Кто ты? – наконец спросил я.

- Это сейчас не так важно. Идём.

Она накинула на плечи коричневый плащ, скрывая под ним обмундирование. Нашёл время разглядеть её лучше. Чёрная приталенная форма с ярко синими вставками и белой лилией на плече, груди, и рукоятке длинной рапиры, что висела у неё на ремне. Не видел раньше подобного символа. На гербе нашего королевства красовался красный дракон, последний огненный ящер был убит на месте нынешней столицы первым королём. Соседние страны имели различные символы: растения, животные, птицы, но лилии не видел ранее. Может память подводила, трудно было думать.

Девушка отодвинула стол и открыла запертую дверь, будто замка в ней вовсе не было. И стоило ли надеяться на безопасность, когда вокруг такие воины.

Мы вышли на дорогу и влились в поток спешащих по своим утренним делам горожан. Девушка шла к библиотеке, ловко скользя между людьми, а я спотыкался и пытался не потерять её из виду. Несколько поворотов и девушка пропала. Я огляделся, заглядывая через десятки голов прохожих, ища глазами свою провожатую.

Вдруг сердце моё замерло. В толпе я увидел Селину. Она смотрела на меня и не двигалась, не моргала, на лице полное спокойствие, а я снова впал в шок. Потёр глаза и она испарилась.

- Не отставай, - меня стукнули по спине, и я снова задышал, ловя глазами удаляющийся плащ.

Башня библиотеки увеличивалась, а шаг мой замедлялся. На плечи давил невидимый камень, ладони вспотели, а девушка впереди подгоняла.

Я набрал в лёгкие воздух и с опаской шагнул внутрь здания. Проводница скрылась на винтовой лестнице, я же не торопился, тяжело поднимая ноги и преодолевая этаж за этажом.

Почти у самых дверей в покои архимага, я слышал его раздражённый и уставший голос.

- Миллеорина, ты должна его найти.

- Я? – возмущалась девушка, за которой я шёл, - я вас предупреждала! Я вас просила проследить за ним. Скажите спасибо, что хоть кого-то удалось спасти.

Она обернулась, когда я вошёл в комнату. Круглое помещение, в центре которого был разбит небольшой террариум с множеством различных растений, грибов и мелких ягод. Над ним светило солнце из круглого окна прямо в потолке. Тут же стояла деревянная кровать, столики, стеллажи с книгами, ингредиентами, колбочками с эликсирами. Столик для алхимии, потёртый, но ещё функционирующий. Магические лампы на каменных стенах. Всё располагалось по кругу. Наверно как-то так я и представлял покои архимага.

Старик сидел в деревянном кресле. Я молчал, виновато опустив голову и сжав ладони в кулаки.

- Леан, подойди, - по-доброму позвал меня архимаг, и я слегка дрожа, повиновался. – Как ты смог открыть дверь?

- Я должен был, они грозили, что убьют её.

- Нет, я не спрашиваю, зачем ты открыл, я спросил как? – старик повысил голос.

- Там обычный дверной замок, я лишь…

- Нет. Это не обычный замок. На нём было три моих личных печати, и никто, ты слышишь, никто кроме меня не мог открыть дверь. Что ты сделал?

Я не понимал, что от меня хотят услышать. Обычная дверь, простой замок, который спокойно открывается самодельной отмычкой при должном умении и терпении.

- Среди них был маг? – архимаг заглянул мне через плечо.

- Точно нет, - ответила девушка. - Главарь умер первым от множественных переломов, затем девушка, ей перерезали горло, двое воров умерли от истощения. Этот выжил.

Выжил. Снова это режущее мне слух слово.

- Леан, ты ведь понимаешь, что уже второй раз оказываешься в центре странных событий и…

- Остаюсь жив? – голос мой скрипел.

- Я ни в чём тебя не обвиняю. Скажи мне только одно, - архимаг с трудом встал, опираясь на посох, - ты в детстве проходил проверку крови, так?

Проверка крови. Обряд, проводимый магами, когда ребёнку исполняется пять. У несмышлёного маленького человека берут целый кубок крови и по ней оценивают силы. Естественно магические. Если таковые имеются, ребёнок отправляется в академию магии. Его забирают из семьи, и никто не смеет возражать. Отрывают от матерей, плачь которых, разносится на несколько улиц. Проходил ли я? Сложно вспомнить, но разве мог не пройти? Родители могли пойти за такое под суд.

- Наверное, - пожал я плечами.

- Миллеорина, приведи Арона, он, скорее всего, в читальне на третьем этаже. Пусть захватит чашу и видящий камень.

- Что вы хотите? – почему я так испугался повтора какого-то глупого обряда?

- Пока не знаю, - честно ответил архимаг и снова сел в кресло.

Ждали мы не долго, уже через несколько минут Миллеорина вошла вместе с одним из смотрителей библиотеки, маг средних лет в синей мантии, на висках его искрилась седина, но выглядел он ещё совсем молодо. В руках он держал серебряную чашу и бархатный мешочек.

- Проверка крови? На нём?

Арон был обескуражен таким приказом, не удивлюсь, если он решил, что старик начал сходить с ума. А архимаг вдогонку к этим сомнениям выдал:

- Тебе жалко, что ли?

Смотритель ухмыльнулся, мол «Да, пожалуйста!».

- Садись, - приказал он мне, и я уселся на лавку у террариума, - дай левую руку.

Я задрал рукав рубашки, знал, что будет дальше и сжался всем телом, когда острый клинок полоснул мне по запястью, и горячая кровь хлынула в кубок. Все молча ждали, когда чаша наберётся до краёв, а у меня в глазах потемнело. Арон своей ладонью сжал рану так сильно, что я перестал чувствовать пальцы. Потом разжал, кровь из раны хлынула от давления. Арон испуганно опять сжал рану.

- Ты что, какой то порез залечить не можешь? – старик стукнул посохом о каменный стол, и в глазах смотрителя затрепетал страх.

- Я, да как! – икал он, разжимая ладонь и видя свежий порез.

- Да что вы, – Миллеорина оттолкнула горе-мага и, бесцеремонно оторвав от его же мантии кусок ткани, туго перевязала мне запястье, - само заживёт.

Арон поник, боясь взглянуть на архимага. Руку пекло, голова кружилась.

- Ладно, посмотрим, - он достал из мешочка крупный мутный камень и окунул его в чашу с моей кровью.

Когда достал, кровь скатилась с камня не оставив на нём и следа.

Архимаг прищурился и поспешил к Арону, который тоже поглядывал на камень с непониманием.

- Дай ка я.

Старик забрал кубок и сам опустил в него камень. Достал, кровь снова сбежала, будто камень натёрли воском.

- Что-то не так? – меня это стало напрягать.

- Обряд не действует, - сделал вывод Арон.

- Значит, во мне нет магии, - с облегчением заявил я.

- Нет, если бы в тебе не было магии, камень просто впитал бы твою кровь в себя и стал красным, как кровь обычного человека. У магов, после впитывания их крови, камень становится белым. Но твою кровь он не может вобрать в себя.

- И что это может значить? – Миллеорина подошла и заглянула в кубок.

Архимаг отдал предметы для обряда Арону и взял свой посох двумя руками.

- Прости, Леан.

Его губы зашевелились, произнося непонятные мне слова, Арон поспешно отошёл назад. Воздух вокруг старика завертелся в маленьком урагане.

- Стойте! Вы же убьёте его! – девушка кричала сквозь эту небольшую, но громкую бурю.

- Убьёт!? – я попятился назад от сдуревшего архимага, вокруг которого уже сверкали молнии. - Стойте! Я не виноват! Не надо!

Меня уже никто не слышал, яркая вспышка, за которой последовал хлопок, и я лежу в другом конце комнаты. Тело онемело, голова лежала на правом плече. В ушах стоял гул, видел, как ко мне подбежала Миллеорина, но как-то медленно. Рот её открывался, но я не слышал. Она снова трясла меня за плечи.

- Слышишь? Очнись! Давай! Давай!

Стал различать голоса, а ещё чей-то смех. Глазами двигать пока не мог.

- Вы с ума сошли! – Арон держался за голову.

- Не умер же, - старик ухмылялся.

Чтоб его!

- Надо уложить его на кровать, - девушка подняла меня, я как колбаска свисал на её тонких руках. И откуда у неё столько силы? Почувствовал мягкую подушку затылком, моргнул, дёрнул пальцем. Жаль говорить не мог, накопилось!

- Отходит, - с облегчением произнесла Миллеорина и повернулась к архимагу. – Молния в помещении, о чём вы думали? Да после такого от человека и следа не останется!

- От обычного да, - голос старика снова стал серьёзным.

- Тогда почему он жив? – Арон подошёл ко мне, потыкал в меня пальцем, будто я мешок муки.

- Магия на него не действует. Ни простой обряд крови, ни мои печати, ни… - старик замолк.

Чёрт!

- Как отойдёт, сообщите. Из башни не выпускать. Никому ни слова. Арон!

Смотритель подошёл ближе, архимаг что-то нашептал ему на ухо, тот понимающе кивнул и покинул комнату. Следом вышел старик.

В горле першило, хотелось пить неимоверно. Сухими губами попытался позвать Миллеорину, получалось паршиво. Нескладные звуки выходили из моего рта.

- Потерпи, - девушка сморщилась, выглядел я, по всей видимости, плохо, - я принесу воды.

Она ангел, свалившийся мне на голову. Интересно откуда?

Живительная прохладная жидкость коснулась моих сухих губ, языка, горла.

- Молния тебя не убила, но изрядно поджарила, избавив от большого количества влаги. Нужно её восполнить, - она поднялась с пустой кружкой и налила ещё воды из кувшина, что стоял на столике напротив кровати.

- З..за..чем… - попытался спросить я.

- Зачем что? Архимаг тебя ударил? Проверял. Я так думаю. Никогда не слышала, что может быть иммунитет к магии, и он, видимо, тоже.

Не это хотел спросить, но тоже важно. Дотянулся до края её куртки, слабыми руками потянул за неё.

- Ты, - прохрипел я, - зачем?

Миллеорина смотрела с непониманием, и я оставил попытки спрашивать ещё, потянуло в сон, закрыл глаза. Слышал шаги, Арон снова приходил, что-то говорил шёпотом, Миллеорина недовольно фыркала. Странное у неё имя, и ощущение, что я её знаю, никак не проходило. Что вообще творится у меня в голове последние несколько дней?

- Спит? – уж слишком громко спросил архимаг, проснулся бы даже мёртвый, или не очень мёртвый, как я. – Поднимите его.

Меня взяли под руки и усадили на кровати, глаза еле открыл. Старик сел точно напротив меня.

- Леан, я знаю тебя с детства, знал твоих родителей, и даже их родителей. Магов в вашей семье не было, так?

Я кивнул, и допрос продолжился.

- Ты никогда не покидал город, не был связан ни с одним магом, колдуном, волшебником или целителем.

Открыл рот, чтобы напомнить о травнице, но сказать не успел, архимаг и сам всё знал лучше меня.

- Травница не в счёт, какой из неё маг, даже в академию не взяли.

- Может, кто его проклял? – предположил Арон.

И сам об этом не раз задумывался.

- Нет такого проклятия, чтобы от магии защищало, и более того, нейтрализовало её. Защитной то такой, - старик замялся, - не везде встретишь.

- И лечение не сработало, - выдохнул смотритель, косясь на учителя.

- Ещё кое-что проверю, - архимаг подошёл к двери. - Арон, следи за парнем. Миллеорина, найди сбежавшую сволочь, пока не поздно.

- Поняла, - уж очень недовольно произнесла она.

Девушка в форме с некой жалостью посмотрела на меня и вышла следом за стариком. Со мной остался смотритель, заливая в меня воду, стакан за стаканом. Прошло много часов перед тем, как я смог произнести её имя.

Миллеорина.
 
Последнее редактирование:

Лиана

Well-known member
9 Май 2018
547
595
93
26
Сибирь
dagona.my1.ru
#7
Глава 6. Селина? (черновик)



Я молчал. Десятки вопросов, догадок, доводов, что исходили то от архимага, то от смотрителя, меня уматывали и порядком начинали бесить. Где я бывал, где были мои любые родственники, чем занимались в детстве, в юношестве, в старости! Арон приносил всё новые и новые книги, вчитывался, снова что-то спрашивал. Я предлагал свою помощь в поисках, но старик хитро улыбнулся:

- Книги только для магов.

И всё начиналось сначала. Три дня прошли в нудных, а главное бестолковых поисках ответов на мой редкостный иммунитет к магии. Подумывал, что иметь такой очень полезно, вот только в более спокойной обстановке, а тут чуть ли не тычут палкой, как в какое-то невиданное животное.

- Может быть, ты когда-нибудь просыпался в месте, где не засыпал? – проныл Арон, не меньше меня измотанный процессом.

Я выдохнул и отошёл к окну, на это отвечать не хотелось, что за бред? Увидел почти весь город в узкое окно, захотелось свежего воздуха, нормальной еды, пива, в конце концов. Вот только отпускать меня явно никто не собирался.

- Закат, - протянул я, - может, хватит на сегодня?

Арон что-то пробубнил, но согласился, собрал в кучу магические книги и вышел из покоев архимага, в которых я так и остался. Где ночевал старик, мне известно не было. Миллеорина больше не появлялась, дела у неё были свои, точнее мои. Она искала то, что выпустил я. Никто мне не говорил что именно, все вообще глохли и немели, когда я начинал говорить на эту тему. Издевательство!

Кружка с водой полетела вглубь комнаты. Нервы были ни к чёрту, стены давили, то, что произошло в них, убивало изнутри.

Бежать? Глупо, любой маг найдёт меня в два счёта. Конечно, если узнает, что я сбежал.

- Если, - оптимистично произнёс я.

Могу уйти только на ночь. Сколько можно мариноваться здесь как селёдка в бочке? Нужно заскочить домой, собрать все сбережения, и книгу. Да, её в первую очередь.

В окна ещё били красные лучи закатного солнца, и, усевшись напротив них, я ждал приближение ночи.

Арон ещё раз забегал, спросил про мой выход в море, когда мне было пятнадцать, я в ответ спросил его про содержимое подвала. Смотритель гневно прорычал и ушёл. Хватит с меня вопросов, теперь мне нужны ответы. Хотя бы перерыв.

Алая полоса неторопливо спускалась по стене комнаты, нервируя меня всё больше с каждой секундой. В мыслях я уже сидел дома, сытый, довольный, и в чистой одежде. Эту подпалили мне не слабо, одна штанина короче другой, рукавов нет, одни чёрные неровные огарки, куча дыр. Меня передёрнуло от собственного вида, и запаха тоже. Хоть бы ведро воды принесли, но все были заняты полнейшей чепухой. Если мне было интересно в начале, откуда всё это, почему со мной, то сейчас плевал я!

Послышались шаги, доносящиеся с каменной лестницы. Уже темно, и чего ещё им взбрело? С неохотой встал со стула лицом к двери. Она скрипнула, открылась, но никто не вошёл. Я постоял несколько секунд, шаги утихли, показалось, что у самой комнаты. Выглянул за дверь, тишина. Не сквозняк же?

И чего я жду глядя на пустую лестницу ведущую вниз? Да к чёрту их всех! Пусть и заметят, я не собираюсь сидеть в этой башне как принцесса, ждущая, когда её спасут.
 
Рейтинг серверов mmotop